Наверх

Разве можно быть одновременно наивной, доверчивой и работницей стриптиз-клуба, как Вера? Этот бизнес ведь циничный.

Я не думаю, что Вера наивная и доверчивая. Поэтому у меня не возникло внутренних противоречий с «циничным» бизнесом стриптиз-клуба. Именно этот сюжетный момент как раз натолкнул меня мысль, о каком человеке я хочу рассказать. Тут, наверное, на поверхности, но мы с Сергеем Владимировичем (Сергеем Бодровым – режиссером – Ред.) как-то очень быстро сошлись на этом моем предложении.

Чем герой Ткачука понравился Вере? За что она его полюбила?

Честно сказать, даже в жизни на этот вопрос невозможно ответить: почему ты полюбила его, а он ее, а она – его, и так далее. Просто полюбила – и все. Тогда почему у героев фильма должна быть обязательна причина? Наверное, эти вопросы важны сценаристам, но я себе никогда не задаю этот вопрос, когда работаю.

А встречались ли вам в жизни такие, как Черкасова? Вроде бы успешные, а мужчину найти не могут. Почему не могут, как вам кажется?

Нет, не встречались. Я вообще не думаю, что успех или неуспех в профессии хоть каким-то образом связан с личной жизнью.

Полина Пушкарук сыграла почти в трех десятках картин

Что все-таки помогает вашей героине поддержать возлюбленного? Была раненая птица и вдруг – стала сильной. Что ей помогло?

Мы определили, что Вера когда-то пережила очень страшное, и поэтому она знает, что хуже не будет, поэтому у нее есть силы переживать то, что другим кажется невозможным. Ну и потом, тут снова на поверхности, не просто же так дается человеку имя Вера.

Расскажите о работе с Сергеем Бодровым-старшим. Какой у него метод работы с актерами? Как вы его оцениваете?

Вообще все наше общение с Сергеем Владимировичем можно, мне думается, посчитать в минутах, ну, максимум в часах (улыбается). Я имею ввиду конкретно личные разговоры, конечно. В целом очень сложно рассказать о человеке как о режиссере, когда на съемках сложились не совсем типичные отношения режиссер-актриса в общем понимании этих слов. Это были, скорее, отношения какого-то невероятного доверия друг к другу, будто Сергей Владимирович знал, какое правильное слово сказать, и – что важнее – знал, что мы его поймем. Он просто в нас верил, в каждого члена группы. Мы могли даже сами не знать, что мы так можем. Я попробую объяснить. Как-то с оператором фильма Константином Эсадзе мы пришли к выводу, что у нас обоих нет ощущения, что мы снимаем фильм, но есть постоянное ощущение, что мы должны, просто обязаны сделать все возможное и даже больше, только чтобы Сергей Владимирович был доволен. И я думаю, так думала вся группа. Потому что Сергей Владимирович очень тихий человек, который на площадке никогда не повышал голос. У нас никогда не было паники и суеты, просто очень тихое «да, это хорошо» – и все. И поэтому, когда в одну из последних смен мы вдруг по рации услышали «нет, это мне не нравится», то вся группа просто повернулась в сторону плейбэка. Все испугались и надеялись, что мы быстро найдем выход и снимем сцену так, что она понравится Сергею Владимировичу.

В прокат «Дышите свободно» выходит 12 мая

Режиссер Бодров любит, когда актеры импровизируют. Делали ли это на съемках?

Про импровизацию – отдельный разговор (улыбается). Каждая смена начиналась с того, что Женя Ткачук, Поля Агуреева или я (но в основном Женя, конечно) говорили: «А что, если?..». И Сергей Владимирович всегда слушал. Мы могли долго репетировать, по часу-полтора. И мы не начинали снимать, пока сцена не складывалась для всех: для художников, для операторской группы, реквизитора, актеров и режиссера.

«Дышите свободно» – фильм о проблемах заикающихся людей или все же о чем-то другом?

Я пока не знаю, про что получился фильм – не видела! (Улыбается.) Но, я думаю, что это фильм про признание каждого человека в первую очередь себе самому, что он имеет право на жизнь и имеет право говорить.