Наверх
«Мы покажем суседку, ворись, вакуля и баняись»: сценарист второго сезона сериала «Территория» Ирина Накарякова о пограничных мирах и людях, чудской силе, икотке
09:03 26 Октября, 2022

«Мы покажем суседку, ворись, вакуля и баняись»: сценарист второго сезона сериала «Территория» Ирина Накарякова о пограничных мирах и людях, чудской силе, икотке

1280

Татьяна Рамкина
Обозреватель TV Mag

Скоро онлайн-кинотеатр PREMIER и телеканал ТНТ покажут второй сезон мистического сериала-путешествия производства Good Story Media  «Территория». К своим ролям вернулись Глеб Калюжный, Андрей Мерзликин, Алексей Розин, Ася Чистякова и другие. К касту также присоединились Ирина Ермолова и Алексей Серебряков. Режиссером продолжения стал Динар Гарипов.

В новых сериях фолк-хоррора авторы предложат зрителям поразмышлять на вечные темы. Героям предстоит столкнуться с главным страхом – страхом смерти, пройти новые испытания и вынести из них уроки. Подробности о создании сюжета и его перипетиях TV Mag рассказала в интервью сценарист второго сезона сериала «Территория» Ирина Накарякова.

Первый сезон сериала «Территория» имел явный успех. Как вам кажется, удалось сделать второй сезон таким же захватывающим?

Первый сезон открыл самобытный мир пермяков и заставил поверить зрителей даже в икотку. Это мне дало опору двинуть сюжет дальше и даже не столько продолжить его, сколько перезапустить. В новом сезоне будут охвачены те явления, которые не поместились в семь серий первого сезона. Второй моей задачей было населить мир новыми героями, разработать, соответственно, новые сложные характеры и в то же время углубить отношения между теми героями, которых зритель уже полюбил.

Если коротко описать второй сезон, то какой он?

Я бы сказала, второй сезон про пограничные миры, пограничных людей, пограничные места и пограничное время, где главные герои преодолевают, каждый по-своему, страх смерти. Все это рассказывается взаправду, не как сказка, а скорее как сгущенная реальность, упакованная в яркую жанровую обертку.

Если первый сезон – это история похода за чудской силой, хоть и маскировался он под историю поиска родителей героя Глеба Калюжного, то второй сезон про то, как эту силу принять, как с ней справиться. Герои выбираются из очень скверного положения, и моя авторская забота была в том, чтобы они выкарабкались, но не потеряли себя. Вот это и есть самое интересное и очень актуальное для сегодняшнего дня.

Культура Пермского края очень объемная, будут ли во втором сезоне раскрыты какие-то новые аспекты?

В Пермском крае христианство, как нигде, перемешано с язычеством. Конечно, пермяки знакомы с библейским происхождением мира, но старые пермяки запросто могут рассказать версию о том, что Земля стоит на воде, вода на вакрамеше («ад крамешный»), а вакрамеш – на сердцах мертвых людей, которые при жизни были жадными и жестокими.

Или взять народные приметы. Пожилая жительница какого-нибудь Юсьвинского района предупредит, что если пойдешь до Крещенья за водой, то в ведре окажутся палки и грязь, потому что это чуды набросали. Или бабушка может помолиться не только за домочадцев, но и за суседку, то есть за домового. Суседка бережет дом, это важно. Ее молитва будет звучать примерно так: «Помяни, Господи, суседку, будь ты тут, никуда не уходи».

Во втором сезоне мы покажем суседку, актера гримировали несколько часов ради нескольких секунд в кадре. Еще лешего – ворись, водяного черта – вакуля и банную женщину — баняись. Кроме колдунов, которые действовали в первом сезоне, во втором мы познакомим зрителей и с другими демонизируемыми людьми – подменным и некодей. Я не буду пояснять кто это, лучше увидеть, чем услышать.

Вы сами родом из Перми?

Первую половину жизни я прожила в Пермском крае. Сначала жила в большом селе, затем в Перми. По маме у меня в роду – коми-пермяки, род папы тянется из русских староверов. В этом смысле предложение написать сценарий «Территории», сериала, замешанного на быте, нравах, верованиях и суевериях пермяков, для меня было, конечно, подарком.

Уже скоро выйдет второй сезон мистического сериала-путешествия «Территория» - его покажут онлайн-кинотеатр PREMIER и телеканал ТНТ

Верите ли вы в существование потусторонних сил и сталкивались ли с мистическими явлениями?

Видела ли я водяного черта в пермских реках и болотах? Я – нет. Но мой прадедушка, у него кстати была икотка, видел. А бабушка рассказывала, что она помогала освободиться женщине от ее покойного мужа, который ходил к ней по ночам, но не во сне, а наяву. И помогла, кстати, крестом и молитвой. «Ходящий покойник» – так называется это явление. Это все мои детские впечатления и воспоминания…

Каждому пермяку известно, что в баню после полуночи ходить не стоит. Я не сталкивалась сама, но один вполне разумный, не старый еще мужчина поведал мне как-то о том, что он пошел в баню ночью и гонял там чертей. Коми-пермяки называют этих опасных существ домашних построек иногда банниками, иногда чудами.

И как в это не верить, полностью отрицать, когда после натыкаешься на подобные случаи в интервью исследователей фольклора с деревенскими бабулечками? Ходящего покойника, кстати, в нашем сериале играет большой актер, и, видимо, для него это явление тоже прозвучало убедительно, не только удивительно.

Кроме духов есть еще особые люди, которые в традиционной культуре демонизируются. Контачить с потусторонними силами могут и самые обычные люди, но у пограничных людей это получается лучше. Пограничные люди – это те, кто не стоек в этом мире, у них отсутствует ясное восприятие, и они связаны с миром сверхъестественного. Например, колдуны и знающие – первое, что приходит в голову.

Сталкивались ли вы с колдунами?

На фольклорной практике в староверском селе неподалеку от Верещагино нам рассказывали, что у них живут такие люди. Говорили, как нужно с колдунами взаимодействовать, что можно, что нельзя, об оберегах, как можно на время колдуна лишить силы. В результате я верю в колдунов, а вот моя дочь, поклонница Гарри Поттера, не верит, воспринимает колдунов и все колдовское как сказку, фэнтези. Но она не жила в Пермском крае, не была на фольклорной практике, родилась и живет в Москве.

Первая серия второго сезона была показана в рамках ММКФ в сентябре, и вы были на этой премьере. Насколько то, что вы увидели на экране, отличалось от написанного?

Текст сценария, увы для автора, очень часто корректируется на стадии производства – под обстоятельства, актеров, их возможности. Но вот в первой серии неожиданностей не было. Я всем пожала руки – и режиссеру Динару Гарипову, и креативному продюсеру Тимофею Шарипову, который максимально держал под контролем сюжет во время съемочного процесса.

Сколько ушло времени на написание второго сезона? Какая подготовительная работа этому предшествовала?

Год с небольшим. Нужно было много работать с источниками – это и статьи, и монографии, и, может быть, самое ценное – полевые материалы, это когда жители коми-пермяцких деревень рассказывают, а этнографы и филологи дословно записывают.

Сколько раз переписывался сценарий второго сезона?

Немного, было по два-три варианта сценария каждой серии.

Линии каких героев вам было сложнее всего писать? Почему?

Все линии было писать одинаково легко и приятно. Так бывает, когда с героями уже хорошо знаком, когда их чувствуешь изнутри. Я добилась этого состояния благодаря длительному подготовительному этапу. В Good Story Media принципиально не торопят со сценариями такого рода, и это правильно.

В новом сезоне мы видим разделение миров, в том числе по цветовой гамме. Это было заложено в сценарии или родилось на этапе подготовке к съемкам?

Это художественное решение. Я отлично помню этот момент. Пришло в голову в самом начале обсуждения второго сезона с генеральным продюсером Антоном Щукиным, и потом я его закрепила в концепции. Так и записала: «В нижнем мире, в мире духов – безвременье, поэтому всегда, вечно осень». С точки зрения производства это тоже было удобно – работать в одних и тех же объектах сначала осенью, а затем зимой.

Фото: Good Story Media


Автор: Татьяна Рамкина

Смотрите также