Наверх
487

Оксана Бондарчук
Обозреватель TV Mag

Звезда сериалов «Война и мир» (где сыграл Андрея Болконского), «МакМафия» и драмы «Маленькие женщины», популярный британский актер Джеймс Нортон приехал в Россию, чтобы представить свой новый фильм «Один на один». Картина рассказывает о мойщике окон, который в одиночку воспитывает четырехлетнего сына. Когда он узнает, что ему осталось жить всего несколько месяцев, мужчина начинает искать для сына будущую семью, которая позаботится о ребенке после его смерти. Мировая премьера «Один на один» прошла на Венецианском кинофестивале в рамках программы «Горизонты», а в российский прокат вышла 27 января. Во время премьеры картины на «Ленфильме» в Санкт-Петербурге Джеймс Нортон рассказал о работе над ролью, готовности стать отцом и плохих российских завтраках.

О подготовке к роли отца, умирающего и мойщика окон

Для начала мне нужно было изучить практические вопросы. Например, научиться мыть окна. Затем поработать над ирландским акцентом, что непросто для англичанина. Когда разобрались с этим, остался главный вопрос – как изобразить кого-то, кому осталось жить три-четыре месяца. Я читал много свидетельств людей в подобной ситуации. Уберто (режиссер фильма Уберто Пазолини, племянник Лукино Висконти. – Ред.) провел большую исследовательскую работу. У него были свои приемы. Например, за день до съемок он дал мне черный камешек и сказал носить в кармане все время съемок.

Когда я снимался в фильме, мне было 35 лет. Как и большинство людей, я убегал от мыслей о смерти. В жизни мы болтаем, смотрим телевизор, гуляем и не хотим думать о смерти. Но она присутствует с нами всегда. Извините, но мы же все умрем когда-нибудь. Для меня самой пугающей была возможность четыре месяца провести в размышлениях о смерти. Это был катарсический опыт. Я понял, что можно жить свою жизнь, зная о смерти рядом, принимая этот факт. Это то, что мой герой начинает понимать про себя. И я кое-что из этого тоже понял.

В России английский актер Джеймс Нортон признался, что готов к появлению своих детей

О своем отце

Что касается роли отца, то в жизни детей у меня нет. Но у меня отличные отношения с моим отцом. Он для меня пример любящего папы. Когда я представлял себя на его месте, мне это помогало.

О реальных событиях

Лет десять назад в бульварной прессе в Англии вышла статья о том, как отец последние несколько месяцев своей жизни проводит в беседах с потенциальными усыновителями своего ребенка, ищет себе замену. Уберто Пазолини прочел эту статью, у него в голове срезонировало. Он обычно долго пишет, этот сценарий он создавал лет шесть, думал о нем, собирал материал. Уберто общался с агентствами по усыновлению, с усыновителями и родителями, с детьми, после чего написал сценарий. Мы решили, что не нужно искать реального мальчика из той статьи.

О съемках с ребенком

Съемки с детьми – это всегда риск. Судьба фильма зависела от того, найдем ли мы ребенка на роль сына. Нам повезло, что мы нашли гения – Дэниэла Ламонта, хотя это была его первая роль в кино! Главная подготовительная работа для меня заключалась в том, чтобы подружиться с малышом. Мы с ним гуляли в парке, играли. Надо было завоевать его доверие, чтобы ему хотелось приходить на работу. Когда он появился на съемочной площадке, то инстинктивно понял, в чем суть, как рассказывать историю, как становиться персонажем. Обычно фильмы с детьми делаются на монтажном столе – надо ловить какие-то кадры, которые у ребенка получились, соединять их, изворачиваться, чтобы рассказать историю. Но с Дэниэлом все было иначе, потому что у него все получалось. Как только звучала команда «Мотор!», он за секунду перевоплощался из непоседливого веселого малыша в своего грустного персонажа. Три минуты играл задумчивого героя, а после команды «Стоп» снова становился собой.

Про возвращение в Петербург

Я уже был в Петербурге, когда мы снимали сериал «Война и мир». Люблю этот город. За шесть лет, что меня здесь не было, ничего не поменялось, тогда тоже было красиво и холодно.

О детях

Я понял одну вещь. Моей девушке (актриса Имоджен Путс. – Ред.), наверное, не понравится, что я говорю. Но я очень хочу стать папой!

О съемках в России и плохих завтраках

Непосредственно профессия в России и Англии та же. На актерском мы тоже учим систему Станиславского, поэтому актеры играют так же. А вот чего нет на съемочной площадке в России, так это завтраков! У нас в Англии все приезжают на съемочную площадку за час, чтобы позавтракать. Когда я сказал об этом российской группе, они удивились: зачем вставать на час раньше? (Улыбается.) Я тогда все же попросил приготовить нам завтрак, но он был очень плохим.

Как говорить с детьми о смерти

В этом вопрос фильма: как подготовить четырехлетнего ребенка к смерти. Лично я до 13 лет не сталкивался со смертью. Как и у многих, первым человеком в моей жизни, кто умер, была моя бабушка. Это был сильный удар. Меня раздавило это горе. Потом понимаешь, что тебя так будет давить много раз. Что умирать в твоей жизни будут многие.

О насилии в «Счастливой долине» и выходе из образа

Дэниэл Дэй-Льюис месяцами не выходит из образа. А я после съемок идут в пивную со съемочной группой. После роли психопата-наркоторговца из «Счастливой долины» я легко вышел из образа, но единственное, что долго не мог выбросить, – это то, что мне снились жестокие сны.

Об уроках пандемии

Наш фильм был сделан до пандемии, в августе 2019 года. Когда все началось, мы волновались, думали, никто не захочет смотреть фильм с таким сюжетом, когда и так все в мире тошно. Но наш фильм вовсе не темный, он добрый и светлый. Он говорит нам: цените время, которое вы проводите с любимыми людьми. На самом деле «Один на один» – фильм о любви между сыном и отцом. Надеюсь, что наше кино замотивирует вас сразу после просмотра позвонить близким и сказать, как сильно вы их любите.

Про планы на будущее

Актеры нечасто планируют свою работу. Последние годы я больше продюсирую, это открывает новые возможности. Пытаюсь снимать кино.

Фото: Arthouse, Никита Круглов, Ксения Угольникова