Наверх
625

Оксана Бондарчук
Обозреватель TV Mag

С 21 апреля в кинотеатрах выходит новая черная комедия Кирилла Соколова «Оторви и выбрось» с Викторией Коротковой, Анной Михалковой, Александром Яценко, Ольгой Лапшиной, Виталием Хаевым и другими звездами в главных ролях. Комедия рассказывает о матери Ольге, которая после четырех лет тюрьмы решает начать новую жизнь. Но чтобы забрать свою дочь у деспотичной бабушки (Анна Михалкова), Ольге приходится развернуть настоящие боевые действия. Комедия о разъяренных матери и дочери вошла в конкурсную программу «Кинотавра» 2021 года, где, по мнению кинокритиков, фильм недооценили. Теперь у зрителей есть возможность посмотреть его в кинотеатрах. Накануне премьеры TV Mag поговорил с исполнительницей главной роли, актрисой Викторией Коротковой – о неординарной роли матери, опасных съемках на реке и о работе с мужем-режиссером.

Виктория, расскажите, как вы попали в проект «Оторви и выбрось», о кастинге, надеждах на роль, впечатлениях о первой встрече с режиссером. Как все начиналось для вас?

Про первые впечатления о режиссере постараюсь максимально кратко. В 2013 году Кирилл сходил на один из моих спектаклей (я тогда работала в Большом театре кукол в Петербурге), разыскал мой номер телефона и, представившись кинорежиссером, пригласил сняться в коротком метре. Я прочитала сценарий и согласилась сыграть роль девушки по имени Михаил, мне показалось это настолько странным, что захотелось согласиться. Первое впечатление, которое мы с Кириллом произвели друг на друга, было настолько сильным, что через два года мы поженились. Наверное, именно так для меня все и началось. Пока Кирилл учился на ВКСР, я участвовала почти во всех его студенческих работах, включая его дипломный фильм «Огонь», там героиню, кстати, тоже звали Оля (как и в «Оторви и выбрось»), и, наверное, у этих Оль есть даже какие-то общие черты характера. Мы с Кириллом шутили, что в «Оторви и выбрось» мы видим, что могло бы случиться дальше с героиней Олей из «Огня». Какие у меня были надежды на роль? Не знаю. Наверное, очень хотелось сделать яркий неординарный характер, который может отозваться в зрителях. Героиня мне напоминает такую, знаете, мышь, попавшую в мышеловку и вдруг неожиданно вставшую на дыбы. Это классная актерская задача. Ее история меня очень увлекает, во-первых, потому что она частично перекликается с моим жизненным опытом и размышлениями о взаимоотношениях в семьях, во-вторых, потому что живучесть и несгибаемость Оли, твердость ее намерений изменить течение жизни, несмотря ни на что, мне кажется, не может не вдохновлять.

Фото: Марина Ворожищева

Как работали над ролью? С одной стороны, надо было играть женщину, которая сидела в тюрьме. С другой – любящую мать. Какая задача показалась вам наиболее сложной?

Работа над этой ролью началась уже в процессе написания сценария. Мы много фантазировали с Кириллом, что могла бы сделать героиня. Я насматривала фильмы с яркими женскими персонажами, наверное, ближе всего оказалась Риз Уизерспун из фильма «Шоссе». Ее героиня тоже оказывается в тюрьме, но это не накладывает практически никакого отпечатка на ее характер. Для Кирилла было очень важным сохранять легкую интонацию, держать жанр и не утяжелять героиню переживаниями психологических травм. «Для нее всё как с гуся вода» – это было ключевой идеей характера Оли. Что касается любящей матери, то тут я вначале беспокоилась, что может возникнуть проблема, потому что опыта материнства у меня пока нет (хотя, казалось бы, возраст уже подходящий). Но и тут я увидела большой плюс – ведь Оля сама мало понимает, что такое быть матерью, у нее есть какое-то особое об этом представление, но большой практики нет. Она пропустила четыре года взросления своей дочки, пока сидела в тюрьме. Так что наиболее сложной задачей для меня оказалось совершенно другое: все водные сцены и особенно «потопление лодки» были порядочным испытанием, потому что я сама, как и героиня, не очень хорошо плаваю, а нырять вообще не умею, и мне приходилось держаться и не падать в грязь лицом перед моей маленькой партнершей Соней.


Работа в черной комедии уже, в принципе, вызов для актера. Что вам помогло почувствовать жанр?

Наверное, чувство юмора. Вообще без чувства юмора актеру может быть очень неуютно в любой комедии, не важно, в черной или нет. Главное, на мой взгляд, чтобы чувство юмора режиссера и актера совпадали, тогда все будет гладко, без перегибов. А то бывает такое, что актер понимает – режиссер хочет тут шутку, и думает «дай жирну!». То есть начинает стараться быть смешным. Ни к чему хорошему это не приводит, это я говорю даже больше по своему театральному опыту, у меня такие проблемы иногда возникали при постановке спектаклей. Актеру надо бы просто достоверно выполнить задачу, а он вместо этого пытается меня рассмешить. От такого режиссеру чаще плакать хочется.

Режиссер сказал, что все «герои хорошие, просто у них проблемы с коммуникацией». Какие проблемы у вашей Оли?

Проблемы с коммуникацией, или отсутствие диалога – актуальная тема. Мне самой интересно пытаться понять, почему эти проблемы возникают. Ведь для того, чтобы коммуницировать, то есть попросту говорить, в первую очередь надо уметь думать, и это, как мне кажется, главная проблема Оли. Ведь думать-то она к своим тридцати годам так и не научилась. Решения принимает мгновенно, на размышления у нее нет ни времени, ни, что мне кажется особенно комичным и обаятельным, возможности. Кто и когда бы мог научить Олю думать? Или при каких обстоятельствах ее жизни она могла бы этому научиться сама? Не могу себе представить «читающую» Олю, такое невозможно вообразить. И всю свою жизнь Оля слышала от матери, Веры Палны, что она тупая и непутевая. Ее собственная дочь Маша пару раз называет ее «лошарой», и мне кажется, что это совсем недалеко от истины, ведь все Олины решения на самом деле не приводят ни к чему хорошему. Ни одного хорошего решения за весь фильм. Это, мне кажется, очень смешно.

На съемочной площадке фильма «Оторви и выбрось»

Как выстраивали отношения с юной актрисой Софьей?

Отношения с Соней – это была для меня одна из важнейших задач, поскольку я понимала, что если между нами не будет контакта, если она не будет мне доверять, то в кадре мы не сможем выглядеть достоверно. Поэтому перед съемками мы с Соней провели вместе 10 дней, занимались «актерским мастерством», но на самом деле знакомились, привыкали друг к другу. Я смотрела, на что она реагирует, что ее смешит, что злит. А потом аккуратно использовала это во время съемок. Еще одной важной и большой частью нашей с Соней работы было то, что почти каждый перерыв мы с ней смотрели и обсуждали фильмы из моего детства, в которых работают дети – «Двое: я и моя тень», «Один дома», «Каспер» и другие. В один «правильный» день мы посмотрели «Короля льва» (мультик, естественно). Вначале Соня смотрела недоуменно и спрашивала, неужели я от мультика плакала, но во время всем известной сцены и она не удержалась, а тут нас как раз позвали в кадр. Соня меня обвиняла, что я это сделала специально, но правда в том, что это была чистая случайность.

Расскажите о работе с Анной Михалковой.

А с Аней было просто и легко работать. Она на площадке была для меня даже опорой, в каком-то смысле. Вот режиссер (а при этом еще и твой муж) требует от тебя больше, и больше, и еще больше эмоции, а тебе кажется, ну куда уж больше-то, они ж вроде уже почти горлом идут, эти эмоции, и тут Аня так подмигнет или просто взглядом поддержит и сразу же работается легче и веселее. Вообще в наш первый общий с Аней съемочный день – это сцена, когда мы с Сонькой выбегаем из дома, а Аня выскакивает за нами вслед и орет, что она «мне не позволит» – каждый раз, выбегая из кадра, мы с Соней оборачивались посмотреть, как работает Аня, и не могли удержаться от смеха от того, как она «разъярялась».

А каким был самый памятный эпизод во время съемок?

Самым ярким моментом на съемках стало то, что в последнем дубле нашего с Соней плавания на резиновой лодке мотор отказался выключаться. Мы уже уплыли черт знает куда в розовый закат и открытые воды Волги, нам по рации командуют «стоп», Соня орет мне «стоп» (из-за шума мотора орет, а не из-за характера), я поворачиваю ручку выключателя, а она не работает. Тут надо сказать, что с этой лодкой и мотором с самого утра возникала куча проблем: то не заводится, то на малом ходу не идет, потому что неудачную опору для мотора сделали и мне приходится его держать своим весом, но целый день каким-то чудом или просто верой в лучшее мы катались туда-сюда… и вот мотор отказался выключаться, а мы на середине Волги и страховочная лодка уже очень далеко. Я поворачиваю руль, чтобы развернуть лодку и направить к берегу, но снова не хватает опоры, мотор начинает уходить под воду… Короче, мы с Сонькой в итоге выжили и даже не намокли.

О чем этот фильм для вас?

В первую очередь, для меня это фильм о семье. Вот так просто. И о том, что иногда мы бываем несправедливо жестоки к своим близким. Хотя, не знаю, можно ли быть справедливо жестоким? Наверное, нет.

Зачем стоит посмотреть «Оторви и выбрось» в кино?

В кино смотреть веселее, чем дома. Вдруг в темноте кто-то первый засмеется, а ты сначала подумаешь: «Что за придурок». А через пять минут ты уже сам хохочешь. Я очень люблю в кино ходить. Но я понимаю, что вопрос не в этом, конечно. «Оторви и выбрось» – крутая картина, в которой из бытового семейного конфликта раздувается целый боевик. От этого смотреть на вообще-то жутковатую семейную драму не страшно, а весело. Если зритель не испугается такого юмора, тогда получит массу удовольствия. Тем более что финал хороший.

А в каких еще ролях вас можно увидеть в ближайшее время, какие планы в творчестве?

Никаких планов стараюсь не строить. Я занимаюсь совершенно разными вещами – ставлю спектакли, пока успела только два, но хочу больше, есть идеи. Вот недавно написала небольшую театральную пьесу. Она такой, как сказать, чтоб не сильно себя обидеть, примитивной что ли формы, там просто три длиннющих диалога. Отправила ее на конкурс молодой драматургии «Любимовка», посмотрим, что мне про нее скажут, очень жду реакции, если честно. В прошлом году смонтировала проект в сотрудничестве с музеем ГУЛАГа и Литресом «Из личной переписки»: это письма трех заключенных своим любимым девушкам и женам, их можно бесплатно послушать на Литресе. Сейчас обсуждаю проект с музеем Паустовского. Но, конечно, душа моя лежит к театру, и я тяжело переживаю, что у нас сейчас с театрами происходит, в каких условиях вынуждены жить и работать актеры, особенно в регионах, это просто кошмар. Мизерные зарплаты, жуткое отношение руководства и самое грустное – отсутствие зрителей в зале. Но это такое, мысли, не имеющие к фильму отношения. В ближайшие мои планы входит сходить в кино и посмотреть, как люди реагируют на «Оторви и выбрось», это очень мне интересно.

Смотрите картину «Оторви и выбрось» с 21 апреля в кинотеатрах. А обширная библиотека фильмов и сериалов доступна в онлайн-сервисе в высоком качестве.

Фото: пресс-служба Про:взгляд

Array
(
    [YANDEX_DZEN] => https://zen.yandex.ru/tvmag
    [LOGO] => /upload/iblock/2a5/logo.svg
    [VK] => https://vk.com/tvmag_ru
    [FACE] => https://www.facebook.com/tvmag.ru/
    [F_AGE] => 18 +
    [F_COPY] => Информационно-развлекательное сетевое издание TV Mag для телезрителей России. Все новые сериалы, ТВ-шоу, фильмы, видеоблоги, новости шоу-бизнеса, спорта и цифровых технологий. Программа ТВ-передач на сегодня.

© 2013—2021 НАО «Национальная спутниковая компания» (бренд — Триколор). Все права защищены. Использование материалов возможно только с согласия правообладателя. Мнение лиц, давших интервью, представителей телеканалов, авторов колонок может не совпадать с мнением редакции.

Сетевое издание TV Mag зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций;, регистрационный номер СМИ ЭЛ № ФС 77 - 81633 от 27.07.2021. Главный редактор: Перебейнос М.В. Учредитель: НАО «Национальная спутниковая компания», адрес: 196105, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 139, корп. 1, строение 1, пом. 10-Н. ИНН 7733547365, ОГРН 1057747513680. Контакты редакции: телефон: +7 (812) 332 6868 (доб. 5526); электронная почта: ttm@tricolor.tv. )